Подпишись!

Сергиев Посад. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

воскресенье, 31 мая

небольшой дождь+9 °C

Михаил Тимчук: «Если кто-то говорит, что проявил бесстрашие в бою, то эти слова – бахвальство».

21 мая 2020 г., 14:55

Просмотры: 110


«Сергиевские ведомости» продолжают акцию «Они приближали Победу», в рамках которой мы рассказываем истории очевидцев тех событий. В этом номере публикуем воспоминания жителя Сергиево-Посадского городского округа Михаила Фомича Тимчука. Воспоминания вошли в проект Арсения Арутюняна «Память сердца».

"С местными немцы вели себя нагло"

Я родился 4 июня 1926 года в селе Калиновка Оратовского района Винницкой области Украинской СССР. Мои родители - Марьяна Афанасьевна и Фома Романович - не были кулаками, но были зажиточными крестьянами. Тем не менее правительство искало любые поводы, чтобы ухудшить жизнь семье. Фоме Романовичу пришлось искать работу в соседней деревне. Его убили грабители в 1933-1934 году, когда он с возвращался с заработков.

Государство установило большие налоги, платить было нечем. Из-за этого мать посадили в тюрьму. Мы смогли только кусок хлеба дать ей в дорогу… А нас, троих детей, отправили в детский дом, который находился в 10 километрах от села Калиновка.

Несмотря на трагические события, которые постигли мою семью, стоит сказать, что советская власть заботилась о молодом поколении. Старшую сестру Евдокию отправили работать на завод, младшую сестру - в учительский техникум, а меня оставили в детдоме. Я не задержался там из-за плохой дисциплины: опоздал на обед, а мою порцию съел кто-то из ребят, я нагрубил официантке, а она пожаловалась на мою грубость. Мать к тому времени вернулась из тюрьмы, а в 1934 году я пошел в школу. 22 июня 1941 года отмечали выпускной. Это было самое светлое событие в моем детстве. На столах выпускников - лимонад и винегрет.

О начале войны узнали 22 июня. Это не было неожиданностью. Были немецкие разведчики, которых ловили наши органы НКВД. Из-за этой ситуации в воздухе витало плохое предчувствие. В июле 1941 года фашисты оккупировали Винницу. С местным населением немцы вели себя нагло. В скором времени в нашей местности появились партизанские отряды, которые боролись с захватчиками. До декабря 1943 года мы

находились в оккупации. А уже в декабре 1943-го я был призван в Красную армию. Меня отправили в Ульяновское военно-пехотное училище. До станции Инза, где располагалось училище, шли пешком. Прошли трехмесячный курс обучения.

Стоит сказать, что у меня обнаружились способности к военному делу. Учеба мне давалась легко. Уже на фронте я освоил специальности стрелка, автоматчика и минометчика. 1 марта 1944 года приняли присягу и в товарных вагонах отправились на фронт.

 

Резкий маневр

15 марта 1944 я поступил на службу в 1185-й стрелковый полк 356-й стрелковой дивизии. Принимал участие в освобождении Белоруссии. После были бои за освобождение Польши. Однажды наша часть наступала на своем рубеже, рядом сражались соседи по линии фронта. И вдруг поступает приказ на резкий маневр. Командование направило нас поддержать соседнюю часть, с которой происходило что-то неладное. Наступление здесь не только захлебнулось, немцам даже удалось совершить контратаку. То, что увидели на позициях, поразило прибывших на подмогу. Бросалось в глаза, что бойцы погибли, даже не оказав сопротивления. Позже мы узнали, как было дело. Немцы воспользовались тем, что за этот участок наступления отвечала пехотная часть, крайне измотанная в многодневных боях. Бойцы просто валились с ног от усталости. Немцы воспользовались этим моментом, внезапная контратака застала часть врасплох. Многие были убиты во сне.

За время войны я был дважды ранен. Страшно ли было, когда идешь в атаку? Если кто-то скажет, что не было страшно, когда атакуешь — это неправда. Может, только в большей или меньшей степени. Когда я шел в атаку, то прекрасно осознавал то, что по мне будут вести огонь фашисты. Если кто-то говорит, что проявил «бесстрашие в бою», то эти слова - бахвальство. Страх - неизбежный спутник самой природы человека.

Мне посчастливилось участвовать в боях за взятие Берлина. При штурме мы сражались за каждую улицу и дом. Со мной в Берлине произошел запоминающийся случай. Зачищали один дом, заглядывали во все углы. Я открыл дверцу гардероба, а оттуда – немецкий офицер с пистолетом. Я «обогнал» немца, выпустил в него целый магазин.

 

День Победы – в Берлине

Стоит сказать, что в конце войны я служил санинструктором в своем 1185-м стрелковом полку. В одном из боев мне удалось вынести 16 наших бойцов с оружием. За это меня и наградили первой медалью «За Отвагу».

Иногда приходилось спасать и мирных немцев. В одном доме нашли пару молодых влюбленных, которые только что вскрыли себе вены. Перетянули раны, срочно переправил пару в госпиталь. Они позже признались, что их запугали штурмом «ужасных» русских. Те двое были мне почти ровесники. День Победы я встретил в Берлине. Это самый светлый день в моей жизни! Из фронтовых друзей запомнил белоруса Сашу Судакова (Александр Илларионович Судаков), вместе с ним мы прошли плечом к плечу весь фронтовой путь!

После Победы два года оставался в Германии. Служил в 8-й Гвардейской армии А ГСОВГ (Группы Советских войск в Германии). Закончил с отличием Тамбовское пехотное училище и неожиданно попал под флотский призыв. Сначала служил в Ленинграде, потом получил назначение в город Полярный под Мурманском. По каким-то причинам мне не давали специальность, на которую я учился. Куда только ни

обращался - отказ. Тогда я написал письмо Г.К. Жукову. После этого несправедливость была исправлена. Получил назначение – инспектором по проверке боевой готовности полка. Уже позже переехал в город Загорск. В 1972 году закончил военную службу. Но еще работал в Сергиево-Посадском турбюро. Молодому поколению хочу пожелать, чтобы вы никогда не узнали, что значит война.


Читайте также:

В Подмосковье усилена работа по реализации федерального проекта оздоровления реки Волги

Сергиево-Посадское управление ЗАГС напоминает

Как связаться с судебными приставами, находясь на самоизоляции