Подпишись!

Сергиев Посад. Новости

Яндекс.Погода

среда, 15 августа

пасмурно+22 °C

Онлайн трансляция

Рождение Лесного озера. Как и когда оно появилось на карте?

31 мая 2017 г., 14:58

Просмотры: 1321


В первой половине 1950-х годов послевоенный Загорск неожиданно для всех приобрёл специфическую неофициальную славу места с «курортно-минеральными» источниками. Причиной этого стали широко распространившиеся слухи о том, что у реки Торгоши возле села Глинково выявлен родник, чья вода обладает редкими лечебными свойствами.

К «святому источнику» в надежде на выздоровление съезжались мучимые разнообразными недугами люди со всей страны. Поначалу власти терпели это паломничество, но после нескольких вспышек инфекционных заболеваний решили положить ему конец. Итогом длившейся несколько лет борьбы стало появление на карте искусственного озера, которое сегодня мы знаем под именем Лесное.

  • Инженер, лежебоки и знахари

Эта любопытная история началась в 1951 году. Первым популяризатором глинковского родника (и, возможно, автором идеи) был москвич, бывший инженер-путеец Владимир Николаевич Епанечников. В Загорске на улице Бульварной у него жила сестра, у которой он часто и подолгу гостил. 

Посетители родника, 1950-е гг.

Откуда инженер почерпнул сведения о целебной силе источника сегодня сказать затруднительно – судя по всему, местные жители до того не придавали ему никакого особого значения. Владимир Николаевич энергично взялся за дело. Заявив, что в воде содержатся полезные для здоровья вещества – например, радий - он самостоятельно провёл на берегу Торгоши посильные земляные работы и обустроил нечто вроде бассейна, в который желающие могли окунаться. 

К роднику потянулись страждущие. «Сарафанное радио» разносило истории о чудесных исцелениях, в Глинково стали съезжаться люди со всего Советского Союза. Возле родника образовалось постоянное «общество», состоящее, как писали газеты тех лет, из нелегальных торговцев, гадалок, знахарей и иной подобной публики. «Среди бродяг, разных проходимцев и шарлатанов, кормившихся у глинковского источника, особо выделяется одна группа, - в сентябре 1958 года уточняла районная газета «Вперёд». – Объединяет их одно: все они ушли из колхозов, лодыри и, как обычно говорят в деревне, «чужеспинники». Чтобы хорошо жить в колхозе, надо честно трудиться; за лодырничество никто трудодней не начисляет, а потому лентяи и лежебоки ищут способ лёгкого заработка на стороне». 

Далее описывались истории нескольких конкретных людей – жителей как нашего района, так и приезжих из Рязанской, Харьковской, Владимирской областей. Некоторые вели откровенно гулящий и антиобщественный образ жизни. Отдельное внимание пресса уделяла антирелигиозному компоненту – подчёркивалось, что «дельцы» неплохо наживаются на паломниках, втридорога продавая им самодельные фотографии с изображением икон и текстами молитв.

  • «Рассадник мракобесия»

При всём понятном неприятии ситуации со стороны советских властей попытки «узаконить» родник всё же предпринимались. Известно, что в 1956 году Владимир Епанечников обращался в Загорский районный Совет депутатов с требованием «компенсации за его труд по каптажным (гидротехническим. - Ред.), земляным и другим работам, проведённым на роднике» и просил «передать по договору источник в эксплуатацию, как его первоисследователю». 

Лодочная станция, 1970-е гг.

Разумеется, ему отказали: в глазах местной администрации родник уже приобрёл однозначную славу рассадника мракобесия, суеверий, антисанитарии и инфекционных заболеваний. 

В конце 1950-х годов в Загорске случилась локальная эпидемия полиомиелита – тяжёлого детского заболевания, вызываемого специфическим вирусом. Кроме того, неоднократно фиксировались вспышки дифтерии и ряда иных заразных недугов. Местные власти (возможно, вполне обоснованно) связывали их с массовым паломничеством к источнику не вполне здоровых людей. Главврач 2-й горбольницы Т. Пономарёв в заметке «Знахарство и глинковский родник» живописал и иные ужасы: «Девятнадцатилетняя Валя из Кировской области, страдавшая остаточными явлениями после перенесённого детского паралича, искупалась в источнике, заболела воспалением лёгких и умерла. У другой женщины во время купания произошло кровоизлияние в мозг. Случаев заболеваний было очень много, особенный рост заболеваемости был в 1957-1958 годах».

  • Трудящиеся одобряют

К 1958 году власти объявили паломничеству к источнику открытую войну. В прессе публиковались возмущённые письма трудящихся, одобряющих выбранный курс. «Во что превратился некогда живописный уголок? – вопрошали жители села Глинково Е. Пискарёва, М. Кунина, Н. Соцкова и др. – Посмотришь – кругом грязное бельё, бинты, различные тряпки. Искупают в бочаге больного, тело которого порой всё покрыто струпьями, да ещё, чтобы хворь оставить, не увезти её обратно за сотни вёрст, все бинты с него и бельё бросят в воду – как тут не быть заразе?!». 

Одновременно с этим слухи о целебных свойствах воды в роднике развенчивали медики. «Исследования показали, что вода в данном источнике никакими лечебными свойствами не обладает», - писали санитарный врач З. Плюсина и эпидемиолог Д. Самсонова.

Схема затопления поймы реки, 1963 г.

В августе 1958 года Загорский районный Совет депутатов принял постановление «О запрещении доступа населения к роднику на реке Торгоша близ селения Глинково». В документе упоминались «отдельные шарлатаны, распространяющие легенды о, якобы, целебных свойствах воды данного родника» и констатировалось, что «в настоящее время он превращён в очаг распространения инфекции». Нарушителей предлагалось штрафовать на 100 рублей или отправлять на принудительные работы на срок до 30 суток. 

  • Разлив

Примерно к этому времени (1960 год) военный городок Загорск-7 был закрыт для свободного посещения. Массовое паломничество к глинковскому роднику стало нежелательным вдвойне. 

Идея создания озера путём перекрытия реки Торгоша принадлежала полковнику Льву Степановичу Низовскому – начальнику планового отдела расположенного на Ферме физико-технического института Министерства обороны. Его поддержал начальник института генерал-майор В.И. Бабарин. 

В книге «Во имя ядерного могущества Родины» (Сергиев Посад, 2010 г.) дальнейшие события описываются так. «И началось хождение по инстанциям и коридорам власти с обоснованием и объяснениями целесообразности создания озера. Интересно, что одним из аргументов в пользу его сооружения на теперешнем месте была необходимость затопления «святых» источников – мест массового паломничества верующих со всех концов страны. Утверждалось, что наличие таких мест нежелательно по режимным соображениям, неблагоприятно в санитарном отношении и вредно с морально-этической точки зрения (видимо, имелись в виду голые тела совершающих омовения)».

Вырубка леса на месте будущего Лесного озера

В конце концов решение было принято, деньги выделены и работы начались. В долине Торгоши силами профессиональных строителей и жителей городка был вырублен лес и сооружена земляная плотина длиной около 200 метров. Весной 1964 года разлившаяся река впервые заполнила получившийся водоём длиной 1700 и шириной 100 – 250 метров. После стабилизации границ воды на берегу были устроены пляж, лодочная станция, пост водной комендатуры и санитарный пост. Родник оказался на дне слева от них. Так появилось Лесное озеро – любимое и тогда, и сейчас место отдыха горожан.

Александр ГИРЛИН

Повторная публикация. Оригинал доступен в старой версии нашего сайта


Читайте также:

Пафнутьев сад: от монастырского огорода до городского парка и обратно

Мемориал славы. Из истории воинского захоронения

Пятницкое подворье. Из истории старейших храмов Сергиева Посада