Подпишись!

Сергиев Посад. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 17 января

небольшой снег-6 °C

Онлайн трансляция

Вестник краеведа: «В целой России нет ризницы богаче Троицкой…»

04 янв. 2019 г., 13:08

Просмотры: 178


Хранилище сокровищ Лавры вскоре откроется после реконструкции. Многие из нас, жителей Сергиева Посада, наверняка хоть раз бывали в ризнице Троице-Сергиевой лавры, где можно увидеть знаменитые сокровища, накопленные монастырем за долгие века существования. Сегодня, с нетерпением ожидая открытия экспозиции после капитального ремонта, вспомним основные вехи ее музейной истории.

 «Уголок познания прошлого»

Ризница стала частью экспозиции музея после революции 1917 года. Первая «светская» экскурсия ее в залах (которые прежде назывались палатами) состоялась 23 февраля 1919 года. Для группы местных учителей ее провел ученый секретарь Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры Павел Александрович Флоренский.

Позже, в конце 1922 года, состоялось открытие экспозиции, именуемой Древлехранилище. Обилием и разнообразием представленных раритетов она поражала воображение современников, один из которых писал: «Неизгладимое впечатление уносишь от посещения музея, Лавры и города Сергиева – это живой уголок для углубленного познания прошлых страниц русской истории и искусства».

После Великой Отечественной войны, летом 1946 года, в старых залах открылась новая экспозиция «Древнерусское искусство и культура XV–XVII вв.». Приказом Комитета по делам искусств при правительстве РСФСР, «учитывая особую материальную и художественную значимость уникальных ценностей, экспонируемых в бывшей ризнице», устанавливался порядок их показа «ограниченному кругу лиц», для чего вводилась система пропусков. Только в 1948 году по специальному ходатайству дирекции музея «в целях привлечения посетителя и расширения показа» двери экспозиции открылись для организованных групп. С тех пор многие десятилетия гости Троице-Сергиевой лавры имели возможность знакомиться с одной из лучших в нашей стране экспозиций древнерусского искусства.

Экскурсия столетие назад

Зададимся вопросом: какой ризница представала глазам любопытствующих, когда она была не государственным музеем, а хранилищем церковных ценностей – почитаемых святынь, древностей и необходимой богослужебной утвари?

Оказывается, уже в XIX веке ризницу могли осматривать не только высокопоставленные гости и знатные путешественники, но и простые паломники. Осмотр проводился с обязательным «объяснением» монаха-сопровождающего.

Заглянем на одну из таких экскурсий, предложив вниманию читателей отрывок из воспоминаний, написанных в 1910-е годы священником С. Соколовым, в прошлом студентом Московской духовной академии.

«В студенческие годы любил я заходить сюда и толкаться среди богомольцев. Зимой в ризнице было холодно. “Первая святыня здешней Лавры, – громко возглашал на “о” заученные слова монах, тепло одетый, с сонными равнодушными глазами, слегка прикасаясь пальцами правой руки в толстой кожаной перчатке к стеклу шкафа. - Сосуды богоносного отца нашего Сергия, в которых он совершал литургию… Риза из простой крашенины…”.

“Подходите, подходите, господа! – говорил он через головы богомольцев новым посетителям, которые, войдя в ризницу, сразу терялись и не знали, где и что смотреть. (…) - Кресты, евангелия, сосуды, митры, облачения, кадила, ковши, чаши, блюда – все пожертвовано великими князьями Димитрием Донским, Василием Дмитриевичем и другими, царями Иоанном Грозным, Михаилом Феодоровичем, Алексеем Михайловичем, императорами и императрицами…”.

Вдруг он неожиданно двинулся на средину комнаты, расталкивая толпу. Богомольцы шарахнулись, не ожидая такого движения. “Мозаичный стол! Вывезен из Италии графом Шуваловым и подарен митрополиту Платону”, – cказавши эти слова, монах сильным движением повернул крышку стола, и стол, утвержденный на одной ножке, завертелся. Обступивши тесным кольцом стол, зрители не знают, чему дивиться: тому ли, что стол мозаичный, тому ли, что он из Италии, или тому, что он вертится. (…)

А громкий голос монаха уже раздается в следующей комнате: “Камень-агат с изображением монаха, молящегося пред Распятием!.. Найден в Уральских горах… Смотрите, здесь нет искусства рук человеческих, сама природа так устроила…”. Впереди стоящие охают и вздыхают, сзади, конечно, ничего не понимают.

Последняя комната. Монах остановился у одного шкафа и терпеливо дожидается, чтобы подошли все богомольцы. За стеклом виднеется что-то желтое, очень ветхое, с висящими клочьями. “Кафтан царя Иоанна Васильевича Грозного!.. Уздечка и пороховница князя Пожарского!.. Троицкий чеснок, при помощи которого обитель защищалась от поляков!..”.

“Это что же такое?” – кто-то робко спрашивает из толпы. “А это такие железные колючки, которые монахи во время осады бросали со стен, чтобы польская конница не могла близко подъехать к стенам”, – монах вынул одну из шкафа и показал. В толпе вздохи и тихие возгласы изумления. Наконец, монах растворяет стеклянные дверцы одного из шкафов, отдергивает еще завесу и громко возглашает. “Вид здешней Лавры! Вышивала генеральша Купреянова! Колокольня, Троицкий собор, Успенский”, – бегло говорит он, скользя рукой по рисунку. “Вот и вся ризница обители”, – заключает он, кланяясь.

Другой монах подает тарелку, звенят монеты; некоторые конфузливо отворачиваются, чтобы из глубины теплой одежды достать деньги, некоторые окидывают взором последнюю комнату, засматривают в пройденные комнаты, как будто им не хочется уходить отсюда. Многие крестятся и вздыхают: от того ли, что уж слишком много святого и хорошего в ризнице, или от того, что они ничего не разглядели и не разобрали, и, поэтому, хорошо бы еще посмотреть… Все направляются к выходу и в молчании, как бы под напором сильных впечатлений, спускаются по узкой и темной лестнице…»

  •  Публикация подготовлена по материалам книги С. Соколова «У Троицы». - Сергиев Посад, «Богословский вестник», 1914 г.

Маргарита ГАГАНОВА,

кандидат исторических наук,

старший научный сотрудник

Сергиево-Посадского историко-художественного музея-заповедника