Подпишись!

Сергиев Посад. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 23 мая

пасмурно+20 °C

Онлайн трансляция

Немцы Сергиева Посада побывали на премьерном спектакле «Долгий путь»

15 сент. 2017 г., 16:48

Просмотры: 666


В рамках проекта Местной национально-культурной автономии, посвященного 75-летию трудовой армии, российские немцы Сергиева Посада побывали на премьерном спектакле «Долгий путь», который состоялся на сценической площадке Музея истории ГУЛАГа. Постановка Эрвина Гааза рассказывает о трагической истории его предков, которые стали жертвами Холокоста в гитлеровской Германии, были сосланы Британской империей в гетто на Маврикий и пострадали в сталинских застенках.

«Закончил! Я ее закончил вчера. Пьесу, в которой, впервые за 80 лет, из разбросанных по миру документов сложится история семьи моего отца, моего деда, расстрелянного в 1938 году, бабушки, умершей в 48 году в ссылке, брата бабушки и братьев деда», -  напишет Эрвин Петерович в полночь 22 мая сего года на своей странице в LIVEJOURNAL. Его дед, известный в Германии врач-нейрохируг, антифашист, бежавший в Париж, по приглашению главного хирурга Красной армии Николая Бурденко, приехал в СССР с молодой женой и маленьким сыном Петером, будущим отцом Эрвина.

«У Петера Гааза была единственная фотография матери из следственного дела, и ни одной фотографии отца. О судьбе братьев своих родителей он не знал ничего, так же, как до февраля этого года ничего не знал и я», - рассказывает Эрвин Гааз. Помогла Юдит Меркушефф, которая занималась историей земляков, уехавших до войны в СССР. Она нашла документы во Вроцлаве (Бреслау). И прошлое семьи стало возвращаться. В Израиле нашлась двоюродная тетя Эрвина Гааза Далия Берки. Она приехала в Россию, привезла фотографии деда и бабушки, многое рассказала о предках.

Спектакль «Долгий путь» - это по крупицам воссозданная из документов, воспоминаний, фотографий история дальних родственников знаменитого доктора Федора Петровича Гааза, который «спешил делать добро». Протоколы допросов, приговоры, слухи, доносы обретали в постановке реальные голоса и будоражили зрителей своею жестокостью. Гитлеровскую Германию ох как не устраивали еврейские корни этой семьи, а сталинскому режиму не угодны были немцы. Главный герой, рассказчик Эрвин Гааз, был в зрительном зале. И из зала он вел диалог с ожившими в образах актеров близкими, как бы говоря нам, что история его семьи не уникальна. Ведь и у тех, кто пришел на премьеру спектакля, есть своя трагедия. «У меня перехватило дыхание, когда я увидела на экране страшный штамп военного трибунала, - говорит Полина Ленц, председатель Местной национально-культурной автономии Сергиево-Посадского района Московской области. – Мой дед, также как и дед Эрвина, был расстрелян в сталинских застенках. А потом нам пришла справка: дело пересмотрено военным трибуналом, постановление отменено, дело о нем прекращено за отсутствием состава преступления, Эмиль Ленц реабилитирован посмертно…» У моей прабабушки, российской немки, были два брата. Но после репрессий о них ничего неизвестно. На сцене – допрос. А я вспоминаю личное дело своей прабабушки, где нет даже фотографии.  Где нет ничего, кроме бесконечных отметок в спецкомендатуре и расписок о том, что она никогда не сможет вернуться домой из места ссылки.

«Долгий путь» - спектакль-документ, и спектакль-жизнь. Какие женские судьбы! Вот юная девчонка, не боясь смерти, выносит тайком с поля фашистского концлагеря помидоры, чтобы накормить подруг. Вот молодая мать (актриса Надежда Исаева), в предчувствии ареста, не может налюбоваться своим сыном. А вот неизвестная женщина (актриса Марина Клещёва) рассказывает в письме о судьбе немецкого мальчишки…

Брат бабушки Эрвина Гааза Вернер Нойфлиес, переживший Холокост, оставил мемуары, которые привезла в Россию его дочь Далия Берки. Александр Фастовский филигранью рисует образ Вернера, попавшего в образцово-показательный фашистский лагерь Терезиенштадт, а Александр Гнездилов в роли Эрвина Гааза (деда Эрвина-младшего), в очередной раз на мучительном допросе в НКВД произносит фамилии несуществующих людей, все больше и больше запутывая следствие.

В постановке все связано с семьей Гааз. Музыкальная канва спектакля соткана замечательным музыкантом и композитором Владимиром Ерохиным на основе произведений Фридриха Гааза (Хааса). Того самого Фридриха, который по воле Британского правительства был сослан в гетто на Маврикий только за то, что в его жилах текла не только немецкая, но и еврейская кровь.

Автор декораций, художник Теодор Тэжик затянул сцену рогожей, серо-безликой, как военная форма, серо-коричневой, как выжженная земля. Но и на этой безжизненной земле, терзаемой войнами и жестокими диктаторами, цветком орхидеи прорастает жизнь! Через руку дворецкого перекинуто не крахмально-белое полотенце, а лоскут все той же истлевшей рогожи, как символ прогнившего мира, мира, коим правит шовинизм, где власть безнаказанна.

 «Спектакль рассказал мне, прежде всего о том, о чем следует помнить и нельзя забывать, - напишет в отзыве о постановке Карина Гембицкая. - Мылить о войне – это преступление. Миру – мир! Должно именно сейчас. Из всех щелей, из рупора, отовсюду. Продираться, как росток… Чтобы никогда не быть в заточении, в рабстве, где в конце пути – смерть».

«Отличный и глубокий спектакль мне удалось посмотреть, - читаем в отзыве, оставленном Александром Рейнишем на FB. - История семьи и история страны. Власть своим сапогом безжалостно правит частную жизнь своих граждан. Выживали вопреки всему и всем. И не всем удалось сохранить жизнь..., теперешнее поколение семьи Гааз сохраняет память. Честный взгляд на частную жизнь. Спасибо авторам и актерам за рефлексию. Все удалось...»

Действие спектакля происходит в Аушвице (Освенциме), Майданеке, Терезиенштадте, подвалах НКВД, ГУЛАГе, блокадном Ленинграде и еврейском гетто на острове Маврикий. К сожалению, судьба рода Гааз в XX веке не уникальна. Просто горя, которого хлебнули они, много больше. Концентрат горя, квинтэссенция! И как же пронзительно звучат из уст юного актера Вилли Гааза (сына Эрвина) строки поэмы Александра Галича «Кадиш»: «Спаси от ненависти, мне не причитается она!»

P.S. Радуюсь я тому, что Эрвин Гааз нашел своих дедов и рассказал миру об их судьбах. А найду ли своих я…

Екатерина Кайер