Подпишись!

Сергиев Посад. Новости

Яндекс.Погода

четверг, 23 ноября

пасмурно-7 °C

Онлайн трансляция

К 75-летию битвы за Москву: пронзительный век Клавдии

03 дек. 2016 г., 9:00

Просмотры: 443


Книги, кино, рассказы, встречи… О войне. Пока не переключишь страшные события сороковых лично на себя-не пойдут мурашки по коже, не зазвенит от ужаса голова, не помчишься к бабушке-дедушке прижаться: какое время вы пережили, какое счастье-вы живы до сих пор! Так и есть: правнуки Клавдии Кузьминичны Сарайкиной, их трое, старшему уже 19 лет, каждый день интересуются, где и перед кем выступала, на какой встрече побывала, что нового рассказала, как, бабуля, себя чувствуешь…

Боже мой, нашей героине почти девяносто пять лет-и светлый ум, чёткая память, прекрасная русская речь, живость воспоминаний. И вся жизнь ветерана, инвалида  Великой Отечественной войны, участника обороны Москвы-в альбомах. Люблю семейные фото-хранилища, а у Клавдии Кузьминичны ещё в них вклеены небольшие по размеру грамоты (большие в отдельной папке), открытки, письма, приглашения на партконференции, мандаты для партхозактивов 40-80-х годов. Завораживают десятки медалей на аккуратном костюме ветерана: «За оборону Москвы» (1944 год), «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», знак «Почётный ветеран Подмосковья»…

Другая страна

Совершенно другая страна - сегодня. А вчера, 21 июня 1941 года, был выпускной бал в  чудесной новой школе № 4, что на Кировке, два выпускных класса, по традиции, пошли встречать восход солнца на Московское шоссе, за нынешним путепроводом. Там были заросли кустарника и площадка для танцев под взятый с собой  старый патефон, были обещания встречаться каждые пять лет. Вернулись на Красногорскую площадь, пели, веселились, но подошла взволнованная женщина-хватит шуметь, война началась.

Воспоминает К.К.Сарайкина: Разбежались по домам, утром мама сказала-война…Слушали по радио выступление Молотова и такое было потрясение, как будто с огромной горы прыгнула в пропасть, как же теперь жить, учиться, а мечты, а планы? По радио объявил секретарь горкома КПСС  Черногоров Иосиф Яковлевич  срочный сбор всех коммунистов и комсомольцев.

-Мой год вступления в гражданскую жизнь-1941-й, - рассказывает Клавдия Кузьминична, -с 22 июня началось моё трудное и страшное «путешествие» в военном времени. Перешли на жизнь в военном режиме, рабочий день удлинили, не стало выходных и отпусков, в магазинах очереди, скупали муку, соль, спички, мыло, крупы, свечи, керосин-насколько хватало денег.

-Нас, молодежь, в основном были девушки, отправили на строительство аэродрома на Угличском шоссе, где теперь районная больница, и  следом-расчищать площадку под аэродром у деревни Благовещенье,- продолжаются воспоминания.- Срочно был создан истребительный батальон для охраны фабрик, заводов, объектов телефонной и телеграфной связи, для поимки диверсантов. Освободили все помещения в школе под госпиталь, нас оставили-мы прошли начальную военную подготовку, умели стрелять и разбирать винтовку, были готовы работать медсёстрами.

Раненых поступало много, как только становилось известно о прибытии санитарного поезда, девушки бежали на вокзал, на подводах (летом-телеги, зимой-сани) раненых везли к госпиталю, в носилки «запрягались» вчетвером. Сначала бойцов размещали на первом этаже, туда навезли соломы, покрывали одеялами и плащ-палатками, а после осмотров, операций  так же вчетвером несли раненых на 3-4 этажи. Осматривал бойцов известный в городе врач Королёв, оперировал знаменитый хирург Хургин.

 «Ежи», лесоповал, снаряды

Вспоминает К.К.Сарайкина: В октябре бомбили Загорский вокзал: там стояли два поезда с эвакуированными москвичами, в один вагон попала бомба, четверых убило, десять человек ранило. Началась настоящая паника в городе, из магазинов сметали всё, что привозили, 25-го ввели комендантский час, патрулирование,  создали комитет обороны города и строительный батальон, состоящий почти весь из девушек. Потом мобилизовали население города. Копали рвы, устанавливали надолбы,  непроходимые завалы из деревьев, противотанковые «ежи» из рельсов и металла, работали на лесоповале.

Читайте также:  Ветерана из Сергиева Посада наградили знаком "75 лет битвы за Москву"

«В ноябре, на углу улиц Кирова и Колхозной, мы встречали сотни солдат, то были сибиряки в белых маскировочных халатах, направленные для обороны Москвы, лучшие сибирские стрелки! Их распределили по домам, мама принесла сено, накрыла его одеялами, сварила чугунок картошек, достала сало, квашеную капусту, поставила солдатские валенки не печку. А на заре ребята через Семхоз ушли  на парад на Красной площади и потом оборонять столицу».

Продолжаем беседу: В госпитале мы часто работали сутками, нам было по 18-19 лет, зарплату не получали, питались на работе, но всё же раненые иногда за помощь клали нам в карман  3-4 кусочка сахара, а если на кухне всю ночь чистили картошку, то потом давали по 5-6 картофелин  с собой. Город наполнялся эвакуированными, а горожане уходили на фронт. За годы войны из всего Загорского района ушли воевать более 30 тысяч земляков, не вернулись почти 14 тысяч.

Отправили в эвакуацию заводы: ЗОМЗ-в Томск, где разместился в университете, ЗЭМЗ – в Вятские Поляны Кировской области, а музейные ценности-на сохранность в Соликамск Пермской губернии. На том оборудовании, которое осталось в зданиях заводов, выполняли спецзаказы: на ЗОМЗе (он был под № 586) – прицелы для военной техники, перископы, на ЗЭМЗе-автоматы Шпагина (ППШ), отливали болванки снарядов, «Звёздочка» выпускала  дымовые шашки и гранаты, Краснозаводское предприятие-боеприпасы, сигнальные ракеты, снаряды, «Трикотажка» и другие артели шили военное обмундирование и отправляли на фронт вязаные изделия для водолазов, бойцов.

Отступление от темы

Всё время вглядываюсь в Клавдию Кузьминичну, хочу спросить о военной бытовой жизни, вплоть до мелочей, и о доме-семье, а то мы всё о госпитале, о надолбах… Жила семья-мама, папа, восемь детей - на улице Колхозной (поселок Южный), дружная, работящая, в стайках были корова, свиньи, телята, птичий двор, к труду приучали рано, воду носили на коромыслах из оврага, а зимой везли в бочках на санях. Мы, старшие девочки, убирались, стирали, полоскать бельё носили далеко, под мост на Келарке или на пруды, что за Южным посёлком.  Водопровод провели незадолго до войны-установили колонки, одна была у первой земской больницы, вторая подальше-на Сорокина.

Дома Клавдия любила слушать радио, когда в доме было уже тихо, включала свой любимый «Театр у микрофона».  А еще, если удавалось по времени и купить билетик, ходили с подругами в кино, которое привозили в терапевтическую часть здания больницы, что на Кировке, там была большая комната с лавками и стульями…Во все юные годы любила играть в лапту, ручеёк, третий лишний, мальчишки играли в  городки.

«Собирались на вытоптанной площадке перед  домом Вишняковых на улице Кирова, а рядом жила семья Ивановых, гармонистов, они  делали гармошки и принимали на ремонт. Вот младший Ваня выходил с гармонью, играл, а мы носились на площадке. Когда повзрослели, ходили с подругами в городской парк (Пафнутьев сад), на лодочках можно было покататься, по воскресеньям играл оркестр. Уточек кормили, знакомились, обсуждали новости. Келарский пруд тоже был центром жизни, летом катались на лодках, зимой был каток, брали напрокат коньки. Всегда играл оркестр, даже бальные танцы танцевали».

Беседуем дальше: в семье была одна тарелка на двоих, я делила с младшей сестрой, ложки деревянные (до сих пор две сохранила-краешки объедены), да что там-все так жили, кто чуть лучше, кто победнее. Улица наша Колхозная  название имеет от колхоза «Заря», дома которого упирались  в улицу  Малая Кирова. Там, за прудом, стояло здание правления колхоза. Выращивали овощи, зерно, скотина была – в военные годы всё шло для госпиталей, их в городе было около 20, для армии. А лошадей у колхоза забрали ещё в начале войны, потом колхоз распался.

Читайте также: В Сергиевом Посаде проведут лыжную гонку в память о битве под Москвой

Дальше, с 1942 года, жизнь шла в одном ряду с  комсомолом и партией: активный и хороший организатор, Клавдия была секретарём комсомольской организации, училась в партшколе при ЦК ВЛКСМ, мобилизовали на работу в только что  освобождённый Крым, потом закончила педагогический институт, в Геленджике учительствовала 44 года, из них – только завучем 16 лет, там вышла замуж  за надёжного и красивого Василия Сергеевича Сарайкина, родили детей, а в 1988 году вернулись в Загорск.

Во имя Победы

Все военные годы именно так – только во имя Победы. В 41-м круглыми сутками шла жизнь для обороны Москвы, каждый знал-если я не в обороне, то враг одолеет. А фашисты были рядом, в ноябре прорвались к Яхроме, переправились через канал Москва-Волга, заняли деревню Пермилово. Загорск стал прифронтовым городом.

«Несколько раз наш девичий отряд отправляли на подводах в Дмитровский район, около 40 километров от дома, гитлеровцы рвались захватить Дмитров, выйти на Север области, захватить железную дорогу, трассы и – к Москве. Там, куда нас направляли, размещались сибиряки, часть раненых мы забирали с собой, особо тяжёлых  оставляли  в Дмитровском районе. По каналу плыли раненые-и наши, и фашисты, вода их сносит, там же шлюзы, вылавливали, тащили по берегу-высоко и долго, было мучительно тяжело и холодно. Там получила ранение в ногу, когда волокли раненого, взорвалась бомба и осколком меня ранило. Две недели я лечилась в своём госпитале, потом снова работала».

Можно ли требовать от нынешней молодежи такого же великого патриотизма, какой был в военное время, до него, после него… Мы требуем и хотим видеть детей истинными патриотами страны (при миллиардной и бесконечной коррупции), или героями труда (при разнице в зарплатах  руководителя и специалиста  в десятки миллионов рублей), или говорим «…денег нет, но вы держитесь» при личных самолётах для домашних собак членов его же, кинувшего фразу, правительства… Очень трудно требовать, внушать и ожидать. Сегодня от родителей зависит всё в ребёнке: уважение и цели, любовь и стремления, правильность языка и мыслей-это только в своём доме. В таком, как у Клавдии Кузьминичны Сарайкиной, прожившей больше шестидесяти лет в мире и ладу с мужем, ни разу не поссорившись с ним, вырастившей сына и дочь,  с трудовым стажем в 47 лет и  «умопомрачительной» пенсией с добавкой в 1200 рублей «за возраст», около двух тысяч-за великую отечественную военную инвалидность и «досылом» в пятьсот рублей за Победу…

Низкий поклон Вам, Клавдия Кузьминична, от всех нас, журналистов газеты Сергиевские ведомости», за Вашу жизнь, за порядок и чистоту в Вашем доме, за бережное хранение фотографий, грамот и большой, строго выстроенной домашней советской библиотеки, за уютный ковёр на стене и старую-как новую-стенку с портретами, альбомами, вазочками и праздничными бокалами. И семье Вашей – благодарность за внуков и правнуков. Думаем, они тоже смогут отстаивать, если надо, как вы, Родину, народ…

Мария Тимофеева

Читайте также:

Внимание, водители! Ограничения парковки в Сергиевом Посаде

Книжная полка: пять книг недели

В Сергиевом Посаде зажгли первую елку