Подпишись!

Сергиев Посад. Новости

Яндекс.Погода

понедельник, 19 ноября

пасмурно0 °C

Онлайн трансляция

Непобедимая и легендарная. К столетию создания Красной Армии

10 марта 2018 г., 9:30

Просмотры: 474


100 лет назад, 15(28) января 1918 года В.И. Ленин подписал декрет о создании новых вооруженных сил, «состоящих из рабочих и крестьян». Однако в отечественном историческом календаре дата рождения Красной Армии связывается с 23 февраля, когда ее первые полки вступили в столкновения с германскими войсками. За 100 лет название праздника менялось трижды – День Рабоче-Крестьянской красной армии, День Советской Армии и, наконец, День защитника Отечества.

  • Поголовное обучение

Вскоре после создания Красной Армии в том же 1918 году на местах были учреждены волостные, уездные, губернские и окружные военные комиссариаты. Они должны были проводить мероприятия «по учету годного к военной службе населения, его призыву, обучению поголовно всех рабочих и неэксплуатирующих чужой труд крестьян военному делу». Появился военкомат и в Сергиевском посаде. Он располагался в здании бывшей богадельни Александро-Мариинского Дома призрения на улице Карла Маркса.

Особенностью «армии нового типа» было комплектование по классовому признаку. Основным контингентом вооруженных сил должны были стать представители бывших угнетенных сословий – пролетариат, крестьяне-бедняки и середняки. И если во время Гражданской войны этот принцип не всегда учитывался, то в 1920-е годы с введением «красной присяги» («Я, сын трудового народа») и переходом на полупрофессиональный принцип формирования классовый принцип стал ведущим. Кандидаты на службу отбирались местными властями и партийно-комсомольским активом.

  • Уклонисты

Осенние месяцы в России традиционно были связаны с призывом в ряды армии и флота. Конечно, всегда находились и те, кто всеми путями уклонялся от исполнения воинского долга. В 1920-х годах их величали «неявленцами», «уклонистами» или «дезертирами».

Интересный документ был принят Сергиевским Уездвоенкоматом в июле 1923 года.

«Замечено, что местная администрация не всегда выполняет обязанности по надзору за соблюдением правил учета военнообязанными всех категорий граждан и коневладельцев, а также по изъятию уклоняющихся от прохождения военной службы. Вследствие этого в уезде обнаруживается масса военнообязанных в возрасте от 18 до 40 лет и старших возрастов командного и административного состава, не состоящих на учете по месту жительства», - говорилось в нем.

Далее констатировался факт, что во многих селениях беспрепятственно проживают дезертиры и уклонисты. При выявлении нарушителей рекомендовалось немедленно доносить об этом волостному милиционеру, который, в свою очередь, должен был привлекать к ответственности укрывателей и родственников. Их предписывалось немедленно арестовывать и доставлять в Уездвоенкомат с описью имущества и личной характеристикой.

Существовала еще одна проблема, которую тогдашние журналисты называли «рецидивом рекрутчины». Вот отрывок из очерка «впередовца» Варламова от 16 сентября 1932 года: «Разные старые «деды Егоры», стараясь умышленно вредить призыву, похваляются старой рекрутчиной. Вечерами вокруг таких «дедов» собираются большие круги, а последние, призывая на помощь всю свою фантазию, ведут рассказ: «Эх, ребята, пустым вас забивают! Раньше бывало – с месяц до призыва праздник наш. Такие попойки задавали, беда – голова кружится. Бывало, как уходишь, все с себя пропиваешь: на, не нужно, новое наживем!».

Резервисты на терсборах. Вифания, 1935 год

  • «Служить им будет хорошо»

К началу 1930-х годов в обществе сформировался в целом позитивный взгляд на воинскую службу, которая в глазах граждан как бы приравнивалась к избирательному праву или отсутствию его («лишенчество»). Предоставим слово писателю Михаилу Пришвину. Запись в дневнике от 7 сентября 1935 года гласит:

«Встретился нам знакомый парень и сказал: ну, ребята, отпил я у матушки молочка, иду на призыв. – Не хочется? - спросили мы. – Нет, - удивился он нашему вопросу, - очень даже хочется».

Были и другие подобные отзывы. Открываем газету «Подмосковный колхозник» (будущая «Народная газета»). Очерк под рубрикой «На призывном пункте» называется «Нам, матерям, надо радоваться». Его героиня – колхозница из колхоза «Искра» (Загорский район) Елена Алексеевна Белова. Она приехала провожать в армию своего второго сына, Николая. Обошла весь призывной пункт, осмотрела выставки, поела в буфете. И осталась довольна:

«Служить ребятам будет хорошо. Совестно плохо служить. Два года не видать как пройдут, а из армии каждый выйдет человеком. Вот я вижу, как у нас на деревне приезжают ребята из армии. Все держатся хорошо, как-то по-особенному. Ни один не приходит из армии и чтобы хулиганить стал. Не плакать нам, матерям, теперь приходится, а радоваться, что сыновья наши идут в армию».

Резервисты должны были проходить ежегодную переподготовку. Наши земляки проходили сборы на базе летнего лагеря планеристов вблизи Птицеграда (сейчас на этом месте находится школа №8). А учебное стрельбище находилось в районе Крючково.

В августе 1939 года Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности. Уже в сентябре было призвано несколько групп призывников, часть из которых потом беспрерывно воевала шесть лет – сначала на фронтах Зимней (финской), затем Великой Отечественной.

Алекс РДУЛТОВСКИЙ


Читайте также:

Революция в тихом городе. К 100-летию событий осени 1917 года

Дата. 88 лет назад город Сергиев был переименован в Загорск

Напишем книгу о юности трех поколений!